Актёрские байки: Евстигнеев, Михалков, Абдулов и другие

10 июля

Как Никиту Михалкова угощали вином, кого Борис Сичкин компрометировал телеграммами и кто беспокоился о нравственности Ольги Остроумовой.

* * *

В фильме «А зори здесь тихие…» была довольно откровенная по тем временам сцена с моющимися в бане девушками. Для того, чтобы не смущать актрис, из мужчин на съёмочной площадке остались только оператор и режиссёр, да и те старались быть незаметными. Оператор снимал из бочки, а режиссёр сидел в темноте и из ярко освещённой бани его не было видно. Актрисы переживали, что зрители воспримут «обнажёнку» негативно, но зрителям всё понравилось. И только Ольга Остроумова получила письмо, которое потом долго хранила. Оно начиналось словами «Вся наша лагерная администрация…», а заканчивалось вопросом: «По той ли дорожке ты идешь?».

* * *

В 1990-х годах театр «Ленком» давал спектакль «Школа для эмигрантов» на сцене одного из провинциальных театров. В день премьеры в театре была зарплата и местные работники её хорошо отметили. Вечером один из осветителей заснул и во время спектакля упал на сцену, буквально под ноги Александру Абдулову, который рассказывал о приглашении на приём у графа Винницкого… «Посланец от графа прилетел!» — невозмутимо произнёс актёр, и осветителя срочно унесли со сцены.

* * *

Однажды Никиту Михалкова пригласили в одну из кавказских республик. Принимающая сторона вынесла бутылку местного вина и его с гордостью представили:
— Одно из самых лучших наших вин. Можно сказать, что это — режиссёр Эльдар Рязанов среди вин!
— А нет ли среди них Бергмана? Или Феллини? Ну, или хотя бы Антониони? — спросил режиссёр, попробовав вино.

* * *

В 1979 году актёр Борис Сичкин с женой эмигрировали в США. Родственников эмигрантов тогда уже не особо преследовали, но оставалась личная неприязнь… И вот когда тёща Сичкина решила поменять московскую квартиру, то не могла получить разрешение от председателя жилищного кооператива. Он ничем не мотивировал, просто отказывал и всё. Это тянулось до тех пор, пока в дело не вступил зять. На имя председателя пришла телеграмма из Америки со словами: «Дело устроено, поручение выполнил. Сообщи, куда перевести наличные». После телеграммы председателем заинтересовалось КГБ, его вызвали на допрос, и там он долго объяснял, что никаких дел с Америкой не имеет. Через некоторое время пришла ещё одна телеграмма с тем же вопросом: что же делать с председательскими деньгами за товар? Он сдался и разрешил тёще обмен.

* * *

Начинающий актёр Евгений Евстигнеев играл стражника в спектакле «Овод». Роль была без слов, он выводил Овода на расстрел и после команды «Пли!» стрелял. Одновременно с этим за кулисами раздавался хлопок шумового пистолета… И вот один раз с шумовым пистолетом возникла заминка, и актёров попросили потянуть время. Они вступили в импровизированный диалог, что-то там говорили, а из кулис шептали: «Сейчас-сейчас, уже заряжают…». Евстигнеев решил сымитировать последнюю проверку пистолета, развернул его к себе и заглянул в дуло. В этот момент за кулисами грохнул выстрел! Стражник от неожиданности шарахнулся, потерял равновесие и упал на Овода. В попытках удержаться Овод зацепил задник с нарисованной тюрьмой и вместе с ним рухнул на других актёров… Зрители решили, что это кульминация сцены — тюрьма разрушена! — и начали хлопать. Евстигнеев выбрался из-под декораций, неизвестно кому скомандовал «Поднять тюрьму!», и дали занавес.


Александр Абдулов

Александр Абдулов

Ольга Остроумова

Ольга Остроумова

Михалков

Никита Михалков

Евстигнеев

Евгений Евстигнеев

Борис Сичкин

Борис Сичкин