Георгий Данелия: в кино и в жизни

25 августа

Ко дню рождения любимого режиссёра! Сегодня ему исполнилось бы 89 лет…
Георгий Данелия — о своих фильмах, юморе и вредной привычке снимать комедии.

«Режиссёр на съёмках должен быть готов, как боксёр в бою: он должен всё время ожидать удара… Защититься, сделать нырок и… нанести удар самому». [источник]

«После „Сережи“ следующий фильм снимать было страшно. Конечно, хотелось такого же успеха, призов на фестивале, статей в газетах… Но я понял: буду рассчитывать на успех — вообще никогда ничего не сниму. Не надо думать о результатах. Надо снимать то, что самому нравится и за что потом не будет стыдно». [источник]

«Я настолько выкладываюсь, работая над картиной, что ничем другим одновременно заниматься не могу. Если я, скажем, начинаю писать сценарий, то даже время, когда я ем, кажется потерянным, мне его жалко». [источник]

«Поэт имеет несомненное право написать стихотворение, продиктованное настроением. По-моему, такое же право имеет и режиссёр. Но к работе режиссёра почему-то относятся иначе: к каждому фильму обязательно — как к единственному и всё исчерпывающему. Это неверно». [источник]

«Женщины всегда женщины, они не делятся на старых и молодых». [источник]



«Я про зрителя думаю всегда. И каждый человек, который встал и ушёл из зала — это удар для меня». [источник]

«Я сам знаю недостатки каждого своего фильма. И если критик попадает в них — это ничего, это я приемлю. А если он начинает ругать то, что я считаю достоинством, мне бывает больно… Однако только до того момента, пока я не начал следующую работу. С этого дня предыдущий фильм становится для меня вроде бы чужим, и мне безразлично, как к нему относятся, хорошо или плохо». [источник]

«Смех — штука заразительная. И комедию, если хочешь определить, смешная она или нет, надо смотреть на зрителе, а не с соратниками». [источник]

«Фильм „Кин-дза-дза“ — это картина о человеческой глупости, которая везде тебя преследует, где бы ты ни поселился. Когда первая „Кин-дза-дза“ только вышла, она не была такой популярной. А сейчас по всему миру поклонники. Почему? Да потому что-то, что происходит рядом, очень уж напоминает планету Плюк». [источник]

«Самое неприятное для меня — съёмка. Потому что тут больше административного труда, чем творческого». [источник]

«Я в своей жизни снял только одну комедию — „Тридцать три“. Комедии снимал Гайдай — и делал это блестяще. Его ругали и говорили, что это автоматическое повторение немого кино. И тем не менее никто не сумел сделать ничего подобного. Его задача была в том, чтобы всё время было смешно. Кадры, которые нужны только для того, чтобы было смешно, я выкидываю. Юмор, который мне интересен, чаще кроется в характерах». [источник]

«Когда превозносят моё творчество — не скрою, конечно, приятно, но чувствую я себя при этом примерно как безбилетный пассажир в трамвае: вот сейчас войдёт контролёр, оштрафует, опозорит и попросит выйти вон!». [источник]

«На любую дорогу можно вернуться. Если она правильная». [источник]

«Я сам часто ищу объяснения, почему фильмы советских кинематографистов так любимы. Может быть, дело в том, что в них заложена энергетика добра?! Хотя взять, например, мою картину „Слезы капали“. По режиссуре — классная работа, но почему-то не пользуется такой популярностью. Наверное, не совсем добрый фильм. А вот такие, как „Афоня“ или „Тридцать три“, любимы. Они простые, оттуда добром веет». [источник]

«Иногда удивляются, почему актёров так любят и всегда идут им навстречу. Да не актёров любят, а любят их героев. И не хотят понимать, что актёр и тот, кого он играет, — не один и тот же человек». [источник]

«В старости всё видится, как в бинокль — чем дальше, тем лучше». [источник]


Георгий Данелия

Георгий Данелия