← Вернуться к списку

Как снимали трилогию «Любить по-русски»

До съёмок этого фильма у Евгения Матвеева был перерыв в шесть лет. Время было тяжёлое — он очень переживал из-за простоя и перемен, которые в 90-е переживала и вся страна, и кинематограф в частности. Вынашивал планы снять кино о человеке, который не сломался в этот период и пошёл по новому пути. Только не мог придумать — каким и кем должен был быть этот человек. И вот однажды драматург Валентин Черных предложил написать сценарий специально «под Матвеева» как режиссёра и актёра. Через какое-то время Черных передал ему стопку листов под заголовком «Голый человек на голой земле».

Сценарий о людях, которые в эпоху перемен осели на деревенской земле, Матвееву понравился. Единственное замечание, которое он сделал — слишком размеренная получалась жизнь героев на новом месте, искры не было, темперамента. Сонный хутор ему не нравился, и он попросил добавить перца и юмора в жизнь новоиспечённых фермеров и заодно изменить название. Боялся, что зрители подумают о голом человеке в прямом смысле — в 90-е таких фильмов было много. В ответ слегка обиженный Черных попросил Матвеева удержаться от соблазна сыграть очередного секретаря обкома.

Деньги на съёмки с трудом нашли только через год, бюджет и съёмочная группа были минимальными, а актёры согласились сниматься за крошечный гонорар. Каждый герой фильма должен был что-то символизировать. Так на роль Катерины, которая олицетворяла крестьянскую мудрость и мягкое спокойствие, утвердили Галину Польских.

На роль хрупкой лиричной женщины, которой досталось много невзгод, пробовались Елена Майорова, Елена Яковлева и Лариса Удовиченко. Была утверждена Елена Майорова, но актриса трагически погибла до начала съёмок… Тогда на роль Татьяны режиссёр взял Ларису Удовиченко, только попросил поменьше кокетничать с камерой.

Полину — олицетворение русской красавицы — сыграла Ольга Егорова, которая после съёмок в трилогии стала работать фотомоделью.

Предприимчивого Михаила, который так и не смог стать деревенским, сыграл Виктор Раков. Сначала на его роль режиссёр хотел взять актёра Фёдора Сухова, но тому не понравился герой. Зато с радостью согласился сыграть отца Василия во второй части трилогии. В третьей части отца Василия сыграл уже другой актёр — Николай Сахаров.

Больше всего проблем было с подбором актёра на роль Курлыгина, который отвечал за главный «нерв» фильма… Евгений Матвеев долго искал самого взрывного и бесшабашного актёра, пока случай не столкнул его с Никитой Джигурдой.

С Никитой Джигурдой режиссёр впервые увиделся в ресторане Останкинской башни. Снимали вечер встречи с ветеранами — Матвеев был среди гостей, а Джигурда среди выступающих. Режиссёр послушал песни в его громогласном исполнении, пообщался с певцом и понял — то, что надо! Правда, на съёмках Джигурда доводил режиссёра чуть ли не до инфаркта. Евгений Матвеев вспоминает, что у актёра был перебор во всём! Кричал, демонстрировал удаль, красовался, фактически рвал на себе рубашку где надо и не надо. Сделать Курлыгина более выдержанным и возмужавшим режиссёру удалось только к третьей части.

Виктор Раков исчез из второй части трилогии из-за разногласий с режиссёром. Денег за съёмки платили мало, условия проживания были плохие, Матвеев периодически делал перерывы, чтобы ездить на поиски финансов — всё это сказывалось на атмосфере. Однажды гонорар не выплатили вовремя, и актёр поднял бунт, отказавшись выходить в кадр. Матвеев переписал сценарий, и Михаил, которого играл Раков, превратился в сбегающего из деревни труса и подлеца… Вернулся он в третьей части, которую снимали уже с нормальным бюджетом, но положительным героем так и не стал.

Чуть было не отказался Матвеев и от работы с темпераментным Никитой Джигурдой — его героя тоже хотели убрать из сценария. Чаша терпения режиссёра переполнилась на съёмках любовной сцены с Ларисой Удовиченко — актёр с таким жаром набрасывался на партнёршу, что сцена теряла всю лиричность. Делать по-другому Джигурда отказывался, а демонстрируемых страстей Матвеев не хотел. Кое-как пришли к компромиссу, но режиссёр пообещал актёра переозвучить. Джигурде пришлось идти улаживать конфликт. Матвеев сказал, что переозвучивать не будет, но в конце фильма героя пристрелит. В конце концов Курлыгина пощадили.

Несколько сцен из второй части снимали в Бутырской тюрьме. По сюжету Мухина и Курлыгина арестовывали и сажали в камеру к заключённым… Для съёмок в этом эпизоде Евгений Матвеев собрал знакомых журналистов. Самого тихого зека с котёнком сыграл журналист и вице-президент Гильдии киноведов и кинокритиков Леонид Павлючик. Потом он говорил, что к нему ни разу не подходили со словами «ну ты хорошую статью написал!», зато стабильно говорили «ну ты хорошо зека сыграл!».

Сначала Евгений Матвеев не особо верил в успех у зрителей. Деревенская история, почти сказка, слегка лубок — такие истории уже не снимали… Но как он ошибся! Он выходил на сцену кинотеатров после показов — его встречали овациями и спрашивали о продолжении. Матвеев неизменно отвечал, что планы есть, но пока нет финансирования. И тогда на студию стали приходить конверты с деньгами. Пусть суммы были небольшие, но каждая значила очень много. В итоге фильм «Любить по-русски — 2» был снят с помощью краудфандинга, только тогда такого слова ещё не знали… Дополнительно была выпущена серия календариков, каждый из которых давал право бесплатно посетить премьеру второй части, а деньги от продаж шли на съёмки. Заключительную часть народной трилогии снимали уже на деньги Госкино России и Министерства культуры Белоруссии.




Сообщества телеканала «Дом Кино»