«Большая перемена»: секрет успеха

26 мая 2017

Георгий Садовников — писатель и драматург, автор биографической повести «Иду к людям» и сценария снятого по ней фильма «Большая перемена». Он окончил историко-филологический факультет Краснодарского пединститута и после выпуска год проработал учителем в школе рабочей молодёжи. Преподавал историю нескольким классам — с пятого по девятый. Об этом опыте молодой преподаватель написал серьёзную повесть, которую через десять лет после публикации решил экранизировать режиссёр Алексей Коренев. В ходе работы над сценарием у Коренева и Садовникова получилась комедийная история, а вместо запланированных двух серий было снято четыре.


Вот пять историй, рассказанных Георием Садовниковым, автором сценария фильма «Большая перемена», о создании картины.

«Я не поступал в аспирантуру и не сох по некой Полине. А взял лишь некоторые сюжеты из жизни. У меня в классе был ученик, смахивающий на Ганжу. Был прототип Нелли Леднёвой, которую сыграла Светлана Крючкова. Крупная девушка, работавшая на стройке бетонщицей, влюбилась в меня и всё время норовила проводить вечером до дома: „Вам одному будет страшно“.
Фамилии героев родились сами собой. Любителя танцев Ляпишева я наградил фамилией секретаря райкома комсомола в Краснодаре. Директор краевого драмтеатра „подарил“ свою фамилию Петрыкину. У меня был короткий роман с девушкой, которая потом собралась выйти замуж за парня по фамилии Коровянский и спросила у меня: „А что, если я стану Коровянской?“ Фамилия показалась мне смешной, и я дал её подруге героя Савелия Крамарова».

[Источник]


«Сценарий писался два года, перепробовали много вариантов, во время съёмок приходилось многое менять — у меня этот сценарий к концу стал вызывать даже некоторое отвращение. Когда стали соглашаться играть хорошие актёры, я даже удивился. Но когда в картину пришли такие люди, как Леонов, Быков, Крючкова, к двухсерийному сценарию решили приписать третью, а потом уже и четвёртую серию…»

[Источник]


«Название фильму ведь сначала дали шутливое — „Приключения школьного учителя“. Когда об этом написали в газете „Вечерняя Москва“, в редакцию пришло около 600 писем от возмущенных учителей. Коренева и меня тут же вызвали в Министерство образования. Прочитав сценарий, замминистра ничего крамольного в нем не нашёл, но со словами: „Я этих учителей так боюсь!“ название фильма попросил изменить.
Мы тут же поехали в Дом литератора, где собралась почти вся съёмочная группа. Я тогда в шутку сказал: „Кто придумает новое название — тому бутылка коньяка“. Выиграл оператор Анатолий Мукасей, который первым произнес: „Большая перемена“!»

[Источник]


«Помню один момент, когда мне пришлось сильно поспорить с режиссёром. Он хотел, чтобы я дописал в сценарий два эпизода: сцену у директора комбината, когда он собирает учителей и втолковывает им прописные истины, и лекцию Нестора Петровича, который рассказывает своим ученикам о пользе просвещения. От этих лекций пахло казенщиной, в сценарий они не вписывались. Тогда Коренев вызвался сам написать эти части. Взяв доклад Брежнева, он вырезал оттуда целые куски и слепил из этого два эпизода. Я потом над ним часто подшучивал: „Леша, это же плагиат. А ведь ты украл не у кого-нибудь, а у самого Генерального секретаря!“ Коренев сперва насторожился — что, если кто-то из помощников Брежнева заметит? А потом махнул рукой…»

[Источник]

«Хотя в целом к фильму я относился достаточно равнодушно. Он поначалу воспринимался как водевиль — педагоги писали возмущенные письма, рабочая молодёжь, наоборот, была в восторге. Потом выяснилось, что фильм смотрится и через много лет, серьёзные люди используют в речах фразы из фильма как афоризмы, статьи ими называют…»

[Источник]