Актёрские байки: Папанов, Броневой, Ширвиндт и другие

17 июля

Как Леонид Броневой спасал спектакль, за кем охотился Георгий Бурков и что съел Александр Ширвиндт.

* * *

В 1970-х годах Анатолий Папанов и Андрей Миронов играли в спектакле «Интервенция». Папанов — большевика, а Миронов — французского матроса. В одной из сцен Папанов заходил в казарму к французам и говорил:
— За голову большевика обещана награда — 10 000 франков!
Но один раз он неожиданно даже для себя произнёс:
— За голову большевика обещана награда — 5 000 франков!
— Подешевели? — шёпотом поинтересовался Миронов.

* * *

Во время съёмок фильма «Легенда о Тиле» артистов поселили в подмосковном доме отдыха. С утра до вечера актёры пропадали на съёмочной площадке, приползая в номера буквально без сил… Повара дома отдыха были большими поклонниками Евгения Леонова, который играл в фильме толстяка Ламме, и решили сделать ему сюрприз. Они сделали пирожное и придали ему форму лица любимого актёра, добившись почти скульптурного сходства. Вечером уставший Леонов пришёл ужинать, и ему подали этот десерт. Актёр мельком на него посмотрел, взял ложку и съел…
— А вы не заметили, на кого был похож десерт? — спросили повара, расстроенные, что сюрприз не удался.
— На торт «Наполеон», — ответил артист. — Очень, очень похож!

* * *

После института Леонида Броневого отправили по распределению в драматический театр одного из уральских городов. Там молодому актёру дали роль без слов — он играл милиционера, который приводил бандита на допрос и потом уводил обратно. Броневой очень готовился, заказал себе сапоги со скрипом, бутафорский пистолет, новую гимнастерку… Допрос вёл полковник в исполнении пожилого народного артиста, которого эта щеголеватость раздражала. Сначала он попросил не скрипеть сапогами, потом — не трогать кобуру, потом ещё что-то, а примерно на третий спектакль «полковник» нагнулся над листами допроса и завис. После затянувшейся паузы встал, показал Броневому на бандита со словами: «Прошу допросить!» — и нетвердо ушёл за кулисы. Оказалось, что у «полковника» начался запой…
Молодой актёр, хоть уже почти выучил сцену, тут же покрылся испариной. Что делать — сел за стол, закурил и начал играть. Весь театр собрался за кулисами посмотреть на провал! Однако Броневой ловкими импровизациями успешно вёл сцену, пока не настало время фразы:

— А вы знаете, подследственный, что на сумочке убитой кассирши обнаружены… — и тут у него вылетело из головы «…отпечатки, идентичные вашим». Броневой запнулся и продолжил:
— …следы, похожие на ваши!
Сидевший спиной к залу «бандит» затрясся от хохота и всхлипнул.
— Что, разрыдался? — продолжил побледневший Броневой. — Ты у нас ещё не так поплачешь!

Со сцены они оба буквально уползали, но за спасённый спектакль Броневому выписали благодарность и премию.

* * *

Однажды Георгий Бурков пришёл в гости к Василию Шукшину, который что-то сосредоточенно дописывал.
— Подожди минут пять, сейчас закончу.
Бурков подошёл к окну, стал рассматривать улицу и заметил, что по стеклу ползёт оса. Актёр скатал журнал и начал охоту. Ударил — мимо, ещё раз — оса снова перелетела, в третий раз ударил — и стекло со звоном разбилось…
— Ну хоть убил? — вздохнул Шукшин, не поднимая головы.

* * *

В одном из спектаклей Александр Ширвиндт играл немолодого повесу, который всю ночь кутил в компании сына главной героини. В процессе герои теряют друг друга, повеса возвращается один и обеспокоенная мать кидается к нему с вопросом: «Где мой сын?!». Как-то раз актриса оговорилась и взволнованно спросила: «Где мой сыр?!». Всегда невозмутимый Ширвиндт ухмыльнулся: «А я его съел!». После всеобщего смеха и зрительских аплодисментов сцену переиграли.


Броневой

Леонид Броневой

Александр Ширвиндт

Александр Ширвиндт

Георгий Бурков

Георгий Бурков

Василий Шукшин

Василий Шукшин

Андрей Миронов

Андрей Миронов

Анатолий Папанов

Анатолий Папанов

Евгений Леонов

Евгений Леонов