Брат-2 юбилей

Рассказы о съёмках фильма «Брат-2»

8 февраля

К юбилею культового фильма!

Сергей Сельянов — продюсер фильма:
«После успеха „Брата“ рассчитывал хотя бы половину денег найти. И у меня было много потенциальных партнёров. Я чувствовал себя в полной безопасности. Мы разговаривали, обсуждали. А потом они все исчезли. Не физически, конечно, а как соинвесторы. Шёл подготовительный период к съёмкам, а я остался один на один с картиной, которую уже не мог остановить, потому что это не в моих принципах…» [источник]

«Брат-2″ - фильм не фестивальный, а зрительский. Поэтому его завершение ни к одному из них мы специально не привязывали… Оказавшись на фестивале („Кинотавр“ — прим. ред.) и ещё не дойдя до пляжа, я уже узнал от своих коллег, что на приз могу не рассчитывать. Меня очень удивили слова Игоря Масленникова, сказанные им на закрытии, что жюри решило исключить из обсуждения фильмы, в которых есть насилие, жестокость. Насилие как тема является одним из предметов искусства. Ничем не хуже и не лучше, чем все остальные. Зачем тогда вообще было брать картину в конкурс?» [источник]

Алексей Балабанов — сценарист и режиссёр фильма:
««Брат-2″ роднится с «Братом» только героями, сюжет и его решение полностью изменены. В Сергее Бодрове меня привлекает то, что он не актёр. Есть театральные актёры, а есть актёры кинематографические, это две принципиально разные школы и традиции. Бывают, конечно, совпадения: актёр хорош и на экране, и на сцене, но подобные случаи редки. Поэтому мне нравится использовать кинематографических артистов, которые не артисты совсем, психофизика позволяет им естественно выглядеть в кино. Бодров — один из таких артистов. Виктор Сухоруков, как театральный актёр, представляет скорее исключение из этого правила…» [источник]

Виктор Сухоруков — актёр, исполнитель роли Виктора Багрова:
«Моя роль по сравнению с фильмом „Брат“ отличается очень сильно. Я возьму на себя смелость сказать, что фильм „Брат-2“ настолько самостоятелен по отношению к первому фильму, и, единственное, что перешло из первого фильма во второй, — сами братья, их мать и любовь к „Наутилусу Помпилиусу“. Что до моей роли, то у меня сложилось впечатление, что Алексей решил „реабилитироваться“: если могло показаться, что моя роль была функциональной в „Брате“, то здесь она имеет определённую биографию, историю и очень хороший материал для игры». [источник]

Сергей Бодров — актёр, исполнитель роли Данилы Багрова:
«Мой герой остался всё тем же немного странноватым малым, предельно простым в выражении своих чувств…» [источник]

Ирина Салтыкова — певица, сыграла саму себя:
«Впервые попав ко мне в дом, Балабанов тут же сказал: „Хочу здесь снимать“. Я ответила, что это невозможно, поскольку только что сделала ремонт. Он долго упрашивал, но я не сдавалась. Через месяц Алексей позвонил вновь и сказал: „Выручайте, мы не нашли ничего подобного“. И предложил денег. Но не это, конечно, стало решающим фактором. Просто люди, занятые в фильме, были настолько для меня комфортны, что я таки пустила их в дом. Помню, однажды призналась Сергею: „Никогда не думала, что тусовка шоу-бизнеса так отличается от мира кино. В худшую сторону“…»

«…Никакого романа между нами не было и быть не могло. Еще до съёмок я хорошо знала супругу Сергея Светлану, работавшую режиссёром на телевидении. Собственно, она и посоветовала режиссёру Алексею Балабанову присмотреться ко мне как к актрисе. Ведь я раньше в кино никогда не снималась. Это предложение стало для меня полной неожиданностью».
[источник]

Константин Мурзенко — актёр, сценарист, исполнитель роли Фашиста:
«Подвал был большой, оружие было настоящее. Я с оружием совершенно не умею обращаться, но мне как-то показали главные какие-то вещи и вроде хватило. Да в общем-то, не сказать, что это сильно отличалось от обычных киносъёмок. В кино всегда используют настоящее оружие, — пластмассовое очень трудно отыграть в руках, — оно лёгкое. Поэтому привезли настоящее оружие, приехали в настоящий подвал. Я заучил свой текст, произнёс его, и мы сняли два или три дубля, и разошлись…» [источник]

Сергей Сельянов — продюсер фильма:
«Кроме запрета на съёмки полицейских и их формы, в Штатах категорически запрещено снимать настоящие деньги. Местные реквизиторы делают специальные муляжи, на которых вместо фразы „The United States Of America“ красуется „For Motion Picture Only“. Мы, зная о запрете на настоящие деньги в кино, перед поездкой в Штаты изготовили копии на цветном ксероксе компании „СТВ“. Какие же лица сделались у американцев, когда они увидели эти фантики! Они начинали озираться по сторонам, опасаясь быть застигнутыми рядом с этой крамолой». [источник]

Рей Толлер — актёр, исполнитель роли дальнобойщика:
«Помимо Сергея и меня, в кабине находились Алексей Балабанов, оператор с большой камерой, звукооператор с несколькими микрофонами и другим оборудованием, а также владелец грузовика. Мы набились туда, как кильки в банку. Было очень тесно: чуть двинешь локтем — ударишь соседа по спине. Если бы вы были там, вы бы оценили весь юмор. Я ехал по дороге, пытаясь следовать за грузовиком, из задней двери которого высунулся оператор, который снимал общий план. Мы с Сергеем пытались вспомнить свои слова, окружённые локтями коллег по съёмочной команде, микрофонами и прочей кинотехникой. Сергей засмеялся. Потом засмеялся я. И вскоре каждая из „килек“ в кузове начала смеяться. Нам пришлось несколько раз снимать эту сцену, потому что каждый раз кто-нибудь начинал хохотать». [источник]

Дарья Юргенс — актриса, исполнительница роли Даши-Мэрилин:
«…Из-за произношения я свою роль и не озвучивала! (Смеется.) Сделала это за меня, и сделала прекрасно, Наталья Данилова. А я очень старалась, много слушала американскую речь, но Балабанов сказал, что мое произношение слишком хорошее, а ему нужен был легкий русский акцент. Лёша вообще любил, когда актёры сами себя не озвучивали. Во втором „Брате“ не только я, но и, например, Витя Сухоруков не своим голосом говорит — его озвучивал Алексей Полуян». [источник]

Лиза Джеффри — актриса, ведущая, сыграла саму себя:
«Это были опасные съёмки, Сергей все трюки делал сам, причём, без подготовки… Когда я узнала, что он погиб в лавине — я была опустошена, но не сильно удивлена, потому что при нашей совместной работе они не следовали технике безопасности. О смерти Сергея мне сказал русский эмигрант — он узнал меня на заправке в Лос-Анджелесе… Я говорила им, что это безумие — не использовать меры предосторожности. В конце концов я позвонила своему продюсеру в Чикаго и сказала, что команда пренебрегает безопасностью. Меня считали нытиком, но что делать… Я видела, как исчезают ящики водки, купленные для съёмочной группы…



…Была одна очень глубокая сцена, которая стала очень важной для меня и вызвала безмерное уважение к Балабанову. Это когда герои сидят у костра и к ним подошёл бездомный… Они его прогоняют, и русская проститутка говорит: «Мне кажется, что сила — в них. В них есть что-то первобытное, что-то животное, что мы давно потеряли. Поэтому они сильнее. Белые чувствуют это и боятся». Я почувствовала, что Балабанов это как бы признал…" [источник]


Алексей Балабанов

Алексей Балабанов

Сергей Бодров мл.

Сергей Бодров-мл.

Виктор Сухоруков

Виктор Сухоруков

Константин Мурзенко

Константин Мурзенко