Иннокентий Смоктуновский: в кино и в жизни

28 марта

Ко дню рождения знаменитого актёра!
Иннокентий Смоктуновский — о войне, князе Мышкине и счастье.



«Нельзя одолеть роль, не отправив своё сердце в нокаут». [источник]

«Я принёс людям маленькую надежду, маленький свет. Ради этого стоило жить, творить, созидать, любить. Быть в мире с самим собой». [источник]

«Я — счастливый человек, и мне кажется, что я чего-то достиг. У меня много наград за творчество, есть и военные. Награды — это замечательно, но не самое главное. Существеннее то, что меня признал мой народ. А я счастлив, что не обманул его ожиданий и надежд. Разве не счастье — услышать, как человек, потративший на просмотр спектакля или фильма два-три часа, уходя, произносит: „Смотри, вот этот длинный, по-прежнему хорош, хоть уже и старенький“». [источник]

«Не верьте, что на войне нестрашно, это страшно всегда. А храбрость состоит в том, что тебе страшно, а ты должен преодолеть животный ужас и идти вперёд, и ты это делаешь». [источник]

«Выйдя на сцену в первый раз, я от волнения истерически захохотал, заразив смехом весь зрительный зал. После этого из кружка меня выгнали». [источник]

«Семья для меня — это, прежде всего, жена: здесь — любовь, тепло, уют, вера, надежда, достоинство, и нравственность, и мораль. И если спросите, что такое Смоктуновский, то во многом это моя жена». [источник]

«Самая удачная, самая большая роль, которая определила мою жизнь и моё творчество — это князь Лев Николаевич Мышкин». [источник]

«Я сыграл Мышкина двести раз, и если бы мне пришлось сыграть его ещё столько же, я бы и сам остался больным человеком». [источник]

«Без веры человек не вышел бы из лесу, хрюкал бы, выл… Свинья — это хорошо, это замечательно, но всё-таки разума у неё нет, а у нас, помимо разума, есть и душа». [источник]

«Талант — это субстанция, которая определяется временем». [источник]



Из книги Иннокентия Смоктуновского «Быть»:

«Иногда люди бегут как раз от того, что ищут. Ищут же обычно то, что любят, чего недостаёт. По этому недостающему мы и узнаем суть самого ищущего».

«Браться за работу над образом Юрия Деточкина было соблазнительно в силу необычности этого характера и его поступков, но одновременно и тревожно. Что это — трагикомическая роль? Не скрою, после князя Мышкина, Куликова в „Девяти днях одного года“ и Гамлета хотелось шагнуть в область нового, но что там, в том мире смеха и слез? Вдруг будешь не только скучным, не только смешным, но, самое страшное, неживым, неестественным? Вдруг в погоне за жанром, комедией, в старании быть обязательно смешным потеряешь главное — человека? Я чётко понимал, что в подобном материале — это провал…»

«Что привлекает нас сегодня в кино? Лишь одно: изучение человека, его достоинства, гордости, слабости его и недостатков, то есть изучение характера, открывающее причастность времени, народу и поколению».

«Мужчина становится человеком в максимальной из доступных ему степеней совершенства только тогда, когда в жизнь его войдёт женщина, движимая любовью».

«В кино, так же как и в жизни, — то, что одних настораживает и пугает, других радует и вдохновляет».

«Всегда легче кричать, чем слушать и понимать другого».

«Появление такого характера как Илья Куликов (герой фильма „Девять дней одного года“ — прим.ред.) в кино, а может быть, вообще в советской драматургии было делом необычным настолько, что заставило большинство проходивших пробы актёров считать Илью не только второстепенным героем, но и просто-напросто отрицательным персонажем… У меня, напротив, ни в малой степени не возникало никаких мыслей о том, что Илья Куликов с каким-нибудь социальным, духовным или того хуже нравственным изъяном. Для меня он был не только положительным-переположительным, но, как это ни странно может показаться, вообще герой картины, один, единственный».



«Когда у кого-нибудь так много всяческих талантов, гибкости и знаний, то одно количество всех этих чудес уже обескураживает и чувствуешь себя в чём-то виноватым».

«Не беда, коли звёзды поначалу достаются палкой. Ведь надо учиться чем-то тянуться к ним».