Владимир Высоцкий

Владимир Высоцкий: в кино и в жизни

25 января

Ко дню рождения любимого актёра.
Владимир Высоцкий — о песнях, фильмах и слухах.

«Внешность у меня не героическая всегда была, и поэтому самые первые роли мои в кинематографе были характерные роли». [источник]

«Я, когда был молодым, в кино играл с удовольствием, потому что мы все вначале хватались за любую работу. Кино! — ну как же! — все люди тщеславные, даже если это глубоко скрыто, — аудитория колоссальная, несколько десятков миллионов человек смотрит. И мы брались за всё, что ни попадётся». [источник]

«Счастье — это путешествие. Может быть, в душу другого человека, путешествие в мир писателя или поэта… Какие-то поездки, но не одному, а вдвоём с человеком, которого ты любишь, мнением которого ты дорожишь». [источник]

«Когда спрашиваешь альпинистов, зачем они штурмуют вершины, ни один не может объяснить. Заслуженный мастер спорта по альпинизму Елисеев на мой вопрос, зачем он когда-то впервые полез в горы, и почему делает это до сих пор, ответил: „Сперва, чтобы проверить, что я есть за человек. А сейчас просто любопытно, что за люди кругом?“. Знаете, в горах нельзя надеяться на скорую помощь и на милицию, там может помочь только твой друг, его рука, ты сам и случай. Когда мы делали фильм („Вертикаль“ — прим.ред.), пытались ответить на вопрос: „А зачем собственно люди ходят в горы? Что их там привлекает?“ И пока киногруппа пытались ответить на этот вопрос, я написал несколько песен альпинистских для себя и своих друзей. Альпинисты, услышав песни, попросили вставить их в картину. Через большое сопротивление их вставили». [источник]

«Дружба — это когда можно сказать человеку всё, даже самое отвратительное о себе». [источник]

«Я себя считаю тем, кто я есть. Я думаю, сочетание тех жанров и элементов искусства, которыми я занимаюсь и пытаюсь сделать из них синтез, — может, это даже какой-то новый вид искусства. Не было же магнитофонов в XIX веке, была только бумага, теперь появились магнитофоны и видеомагнитофоны. Вы спросили: кем я себя больше считаю — поэтом, композитором, актёром? Вот я не могу вам впрямую ответить на этот вопрос. Может быть, всё вместе это будет называться каким-то одним словом в будущем, и тогда я вам скажу: „Я себя считаю вот этим-то“. Такого слова пока нет…» [источник]

«Я бы мог сыграть все роли, кроме женских и кроме ролей, по возрасту не подходящих мне, которые уже не надо играть. А так чтобы сказать: вот та роль героическая, а та острокомедийная, я бы не выбирал, а с удовольствием играл и то, и другое. Не знаю, как это было бы сыграно, но я никогда не чувствую, что вот какую-то роль не могу сыграть». [источник]

«Я никогда не плакал. Вообще, даже когда маленький был. Наверное, не работают железы… И когда мне сказали, что Вася Шукшин умер, у меня первый раз брызнули слёзы из глаз…» [источник]

«По поводу картины „Место встречи изменить нельзя“ я не буду давать интервью. И не потому, что мне нечего сказать… Этот фильм мы делали с друзьями, кланом. Я получил удовольствие от работы, не то чтобы удовольствие, а купался в некоторых моментах роли. И больше ничего не скажу». [источник]

«Во всех моих вещах есть большая доля авторского домысла, фантазии, а иначе не было бы никакой ценности всему тому, что я делаю». [источник]

«Если бы я не был Высоцким, я бы хотел стать Высоцким! Нет, вы не поймите… Однажды очень знаменитый человек появился в одной компании в Москве, и все окружающие договорились: «Давайте посчитаем — сколько раз за первую минуту он скажет слово «я». За первую минуту — по секундомеру — было семь раз, за вторую — восемь… Я боюсь впасть в эту самую крайность, но, если мы начнем разговор обо мне, тогда я вынужден буду говорить «я, я, я, я…»» [источник]

«Отличительная черта моего характера — это желание работать… Как можно больше работать. И как можно чаще ощущать вдохновение. И чтобы что-то получалось…» [источник]

«Вы знаете, у меня особые счёты с „Арапом“ (с фильмом „Сказ про то, как царь Пётр арапа женил“ — прим.ред.), потому что я собирался снимать совсем другое кино. Вот. И меня втравили в эту авантюру, сделали какую-то полуоперетту. Всё это было значительно серьёзнее и… и любопытнее». [источник]

«О том, что я ценю в женщинах, я бы написал: „Будь умной, красивой и доброй“. Красивой — необязательно внешне, как вы понимаете». [источник]

«Я очень не люблю, когда мои песни поют эстрадные певцы. Они, наверное, споют лучше меня, но — не так. Не так, как я написал. Я сам написал и текст, и музыку, и сам спел песню под гитару — как захотел… Хороший эстрадный певец поет достойно, но не живо. И песня потихоньку жухнет. Так мне кажется, хотя у эстрадной песни есть масса своих достоинств». [источник]

«Раньше меня часто спрашивали в письмах: „Сколько лет вы сидели?“. Наверное, многие люди, услышав мои уличные песни и разные под них подделки, считали, что родился я в лагере и долго там жил, что здесь вот у меня — нож, вот тут — струйка крови, гитара сбоку растет и вообще — это „громадный, рыжего цвета человек“. Сейчас вроде этот слух прошел: поняли, что не сидел, или, во всяком случае, не много. Многие сплетни и разговоры кончились, когда я начал работать в Театре на Таганке, но иногда я такого про себя наслушаюсь, что уши вянут. Одна девочка из Новосибирска меня спросила: „Правда, что вы умерли?“. Я говорю: „Не знаю“». [источник]


Владимир Высоцкий

Владимир Высоцкий