10 интересных фактов о фильме «Тихий Дон»

3 апреля

Что потребовал режиссёр от актрис, с кем конкурировала Элина Быстрицкая и почему не узнавали Петра Глебова.

Первой экранизацией эпического романа Михаила Шолохова была немая картина 1930 года со звездами того времени Андреем Абрикосовым и Эммой Цесарской. Эту картину видел молодой режиссёр Сергей Герасимов и ещё в конце 30-х хотел снимать свою версию «Тихого Дона», но у Шолохова обострились отношения со Сталиным, и про идею пришлось забыть. Вернулся к ней Герасимов сразу после смерти генсека. Он отправил сценарий писателю, получил одобрение от него и от худсовета, и в 1955 году приступил к работе.

Ассистенты режиссёра составили гигантскую картотеку потенциальных исполнителей всех ролей — от главных до эпизодических. В картотеке собралось более 200 кандидатов, и среди них были актёры, которые снимались ещё в немом фильме, например игравшая Аксинью Эмма Цесарская.

Аксинью искали не только среди актрис, но и писали председателям колхозов в станицах, мол, вдруг у вас есть подходящая казачка? Но ни одной станичницы так и не приехало… Зато режиссёру позвонила актриса Элина Быстрицкая, которой не было в картотеке, и попросилась на пробы. Все результаты проб просматривал Михаил Шолохов, он и утвердил Быстрицкую, сказав, что это абсолютное попадание. Её утверждение стало ударом для Нонны Мордюковой — она была казачкой, она проходила пробы, а режиссёр вообще когда-то приходил свататься, так что актриса была уверена, что роль у неё в кармане.

Актёра Петра Глебова снимали неохотно — ему было уже за 40 лет, а в фильмографии сплошные эпизоды. Вот и здесь он пришёл сниматься в массовке, но режиссёр обратил внимание на статного актёра в офицерской форме и позвал его пробоваться на главную роль. Пробы длились целый месяц! Актёр отыгрывал разные по характеру и возрасту сцены, с разным выражение читал текст, его по-разному гримировали… Глебов нравился и Герасимову, Шолохову, но худсовет и руководители киностудии долго не могли принять решение. Утвердили его только после того, как режиссёр выступил с заявлением, что головой отвечает за фильм и каждого актёра. Глебову делали омолаживающий грим, клеили усы, «лепили» новый нос, и после съёмок многие его не узнавали.

Фильм было решено снимать в ростовских казачьих краях — на хуторе Диченске и в городе Каменск-Шахтинский. Специально для съёмок были выстроены дома Мелеховых, Коршуновых, Астаховых, Кошевых, хуторская церковь, усадьба Листницких, а также были построены декорации вокзала и привокзальной площади Новочеркасска, а также станций Нарва и Разгон. На съёмочную площадку режиссёр пригласил пожилых казаков, помнящих времена, которые описаны в романе. Они рассказывали, как надо танцевать, как носить платья, что петь, как использовать местный диалект и о других тонкостях.

До начала съёмок Герасимов собрал Элину Быстрицкую, Людмилу Хитяеву, Зинаиду Кириенко, Наталью Архангельскую и отправил на хутор «грубеть», чтобы не было холёного вида. Провожал со словами: «Стирайте побольше, чистите посуду, скоблите полы, наведите порядок дома. У себя всё сделаете, так соседям помогите». Быстрицкой он дал персональное задание поправиться. Актриса села на диету из сметаны и мёда и набрала 15 килограмм, а казачки давали ей мастер-классы по соблазнению — как носить коромысла «чтоб казаки глаза сломали». Мужчины-актёры в это время учились ездить на лошадях и ходили с местными на сенокос.

У Элины Быстрицкой был жёсткий характер, поэтому работать с ней было непросто. Поначалу она приняла в штыки Петра Глебова и постоянно указывала на то, что он староват для героя. Она была настроена играть с Александром Швориным, который был главным кандидатом на роль Мелехова… На съёмочной площадке актриса конкурировала с Людмилой Хитяевой, они даже вслух выясняли кто из них красивее и кто лучше играет. А вот у режиссёра с актрисой был разговор короткий — пару раз он запросто доводил её до слёз, чтобы она быстрее вошла в образ.

Местные жители с большим воодушевлением отнеслись к съёмкам. Из пыльных углов доставались сундуки со старыми костюмами и украшениями, многие из которых принадлежали ещё предыдущему поколению, вся кухонная утварь и хозяйственные инструменты были в распоряжении съёмочной команды. Казаки охотно общались с актёрами, консультировали съёмки, сами снимались в эпизодах и даже приезжали в Москву на съёмки свадьбы Григория и Натальи. Причем, они сами готовили эту сцену, чтобы свадьба была такой, как у них принято.

Съёмки трехсерийного фильма шли почти два года. Первые две серии отсняли за год, так как Герасимов старался успеть к 40-летию Великой Октябрьской революции, а ещё через полгода на экраны вышла третья серия. В общей сложности фильм собрал 47 миллионов зрителей и стал абсолютным лидером проката 1958 года.

У каждой серии было несколько премьер. Первым готовый материал смотрел Михаил Шолохов, потом фильм показывали казакам и если бы они не приняли фильм, то было бы понятно, что вся работа была напрасной. На показ третьей серии в маленьком сельском киноклубе Михаил Шолохов пришел с нарядной женщиной в годах. После финальных титров она тихо ушла, а казаки шептались, что именно она была прототипом роковой Аксиньи.