Павел Деревянко: в кино и в жизни

2 июля

Ко дню рождения любимого актёра!
Павел Деревянко — о женских ролях, требовательности к себе и настоящем счастье.


«Самый крутой жанр для меня — это трагикомедия. Через смех в слёзы». [источник]

«Небольшие яркие работы нужны, они обогащают актёра разными красками, но настоящий объём можно почувствовать только в глубокой драматургии. Большие роли требуют большой энергоотдачи, высокой концентрации внимания на продолжительной дистанции, а также сложной актёрской техники». [источник]

«Ни разу не было такого, чтобы я на сто процентов был доволен своей работой. Всегда много претензий к себе. Но я считаю, что это нормально. Всегда хочется добиться идеального результата, а это точное сочетание многих вещей. Я требователен к себе и к людям, это двигает процесс и заставляет землю быстрее вращаться под ногами». [источник]

«Кино мне нравится больше, чем работа в театре. Мне комфортно в кино. Есть дубли — можно всегда исправить, если что-то не нравится. Я всегда смотрю дубли, и, если что-то не подходит, я снимаюсь снова. В театре всё по-другому: здесь нет дублей». [источник]

«Я никогда не соглашусь играть отрицательного героя, вызывающего отвращение. Причём в нём обязательно должна происходить внутренняя борьба добра со злом. Играть просто плохих мальчиков — всегда пожалуйста, ведь, они, как известно, нравятся женщинам. Но если вы хотите увидеть маньяка — это не ко мне». [источник]

«Чтобы развиваться дальше, нужно быть свободным. Если актёр не свободен и нечестен, у него не будет прогресса». [источник]

«Лет десять назад, после окончания съёмок в сериале „Девять жизней Нестора Махно“, где играл главную роль, я уехал отдыхать на Гоа. И вот там через пару дней друг говорит мне: „Слушай, ты ходишь какой-то странной пружинистой походкой. Левой рукой как будто шашку на боку придерживаешь, смотришь исподлобья. Что с тобой?“. Я так удивился! Стал за собой замечать: действительно, поведение моё стало несколько другим. Полгода съёмок сделали своё дело. Махно остался во мне». [источник]

«Когда мне предложили сыграть главную роль в сериале „Обратная сторона Луны“, я испугался. Я играл человека, который постепенно сходит с ума! Очень тяжёлая, сложная работа. Тогда я сделал вывод: следи за собой и будь осторожен. Не давай себе отрываться от земли, помни, кто ты, где ты и откуда». [источник]

«Я бы хотел сыграть Пушкина. Мне хочется сделать его настоящего, светило наше и… сукина сына. Плоть и кровь. Чтобы и дурной, и пьяный, и мерзкий, может быть, и прекрасный, одухотворённый». [источник]

«Дам я играл два раза. Первый раз в фильме „Люби меня“. Тяжело. Мне было дико некомфортно приходить на смену и переобуваться в туфли на шпильке, напяливать длинный парик, платье… Ситуация в корне поменялась, когда мы снимали фильм „Ржевский против Наполеона“. Режиссёр и мой близкий дружище Марюс Вайсберг нашёл для меня такие слова, а художник по костюмам Катюша сшила такие удобные наряды, что уже через месяц съёмок я влетал в этот корсет и кринолины, как в собственную одежду. И сразу откуда-то появлялись дамские ужимки, движения, взгляд — всё менялось само собой. И у нас вышла такая забавная тётенька. Я получил колоссальное удовольствие от этой работы». [источник]

«Главная наша задача на земле — растить себя как личность и рожать детей. Воспитывать их, чтобы они были твоей улучшенной копией, отдавать им всё, что можешь». [источник]

«Фильмом „СуперБобровы“ я доволен. Кино получилось трогательным, смешным и со смыслом. Искусство и должно быть таким — не только развлекать, но и что-то оставлять в душе». [источник]

«Для меня счастье — это проснуться воскресным утром в постели с женой, чтобы дочки прибежали к нам и повалялись с нами в постели. Бабушка нам приготовила блинчики или сырники, и мы пошли все вместе дружно завтракать. Потом всей семьёй сходили на речку купаться. Вечером посмотрели интересное кино». [источник]

«Семья для меня очень важна, также как самореализация и моя профессия. Я не могу сказать, что важнее. Если бы не было семьи, я бы давно себя „съел“. Самоедство — это обратная сторона моего перфекционизма. Семья даёт ощущение, что не зря живёшь». [источник]


Павел Деревянко

Павел Деревянко