10 интересных фактов о фильме «Щит и меч»

22 февраля

Как Олег Янковский получил свою первую роль, кто был прототипом Вайса и что расстроило актёров в немецком баре?

В начале 1960-х годов одной из самых актуальных тем было ядерное противостояние США и СССР. В связи с этим писатель и главный редактор журнала «Знамя» Вадим Кожевников начал писать роман о советских разведчиках, работавших в Америке. В ходе работы он обратился к знакомому генералу КГБ, и тот устроил ему встречу с легендарным разведчиком Рудольфом Абелем. Абель почитал первые главы и наотрез отказался не только стать прототипом героя, но и вообще иметь какое-то отношение к роману. Тогда Кожевникову предложили написать другой роман, уже о военных разведчиках. И познакомили с прототипом — разведчиком-диверсантом Александром «Зоричем» Святогоровым.

У него были десятки блестящих операций, но роман был посвящен событиям времён войны, когда Святогоров внедрился в немецкую разведшколу и завоевал доверие руководства. Это позволило ему составить и передать в Москву список шпионов, засланных на советскую территорию, а потом и поучаствовать в ликвидации одного из шефов СС. Позже Святогоров был приглашён консультантом на съёмки фильма.

Роман получил название «Щит и меч» — именно так всегда выглядел символ органов госбезопасности. Он был опубликован в 1965 году и пользовался большой популярностью у читателей. А уже через год перед кинематографистами поставили задачу отметить пятидесятилетие внешней разведки, и было решено экранизировать роман Кожевникова. Съёмки поручили Владимиру Басову — он считался одним из самых «быстрых» режиссёров и как раз был не занят.

Басов и Кожевников, которым предстояло ещё написать сценарий, перспективе не очень обрадовались — боялись, что после многочисленных правок получится очередной фильм про героических разведчиков и недогадливых фашистов. В романе же были прописаны очень сильные противники — умные, образованные и опытные немцы из Абвера, которых в советском кино тогда было не принято показывать. Однако, правок не последовало.

На главную роль Басов утвердил Станислава Любшина. Госкино кандидатуру отклонило — там хотели видеть кого-то более мужественного и фактурного, вроде Павла Кадочникова в «Подвиге разведчика». Режиссёр обратился к ветеранам-консультантам, которые подтвердили его мнение, что настоящий разведчик должен выглядеть именно так — неброско и без особых примет. Решающим стало слово консультанта Святогорова, которому Любшин очень понравился.

Интересно, что роль Белова-Вайса стала фактически осуществлением детской мечты Любшина. Он так хотел стать разведчиком, что в начале войны сбежал на фронт. Когда восьмилетнего мальчика поймали и вернули домой — он написал письмо Лаврентию Берии. Буквально через несколько дней его пригласили в НКВД, где мягко посоветовали идти в артисты, а не разведчики…

До последнего искали актёра на роль Генриха Шварцкопфа — уже надо было начинать, а не было даже запасного варианта. Вместе со съёмочной группой Владимир Басов поехал во Львов. В ресторане гостиницы он заметил молодого человека, который внешне идеально подходил на роль молодого арийца. Это был Олег Янковский, который гастролировал с родным Саратовским драмтеатром… Басов был уверен, что это какой-нибудь физик или филолог — даже сказал жене, актрисе Валентине Титовой, что актёров с такими лицами не бывает. Когда выяснилось, что все-таки бывают, Янковского тут же пригласили на пробы. Он получил свою первую роль в кино и сразу после премьеры перешёл в категорию популярных актёров.

Фильм снимался в Калининграде, Польше и ГДР. В Берлине очень кстати затеяли масштабную реконструкцию города и снесли много старых зданий. На развалины тут же слетелись советские и немецкие кинематографисты, которым для работы нужны были полуразрушенные дома, разбитые набережные и вообще атмосфера разрухи. Станислав Любшин вспоминал, как в перерыве они с Янковским в офицерских формах и Альгимантас Масюлис в форме оберфюрера забежали в бар перекусить. И когда они зашли — все посетители бара встали, чтобы поприветствовать генерала… Актёры развернулись и ушли с испорченным настроением.

В фильме «Щит и меч» впервые в советском кино с экрана зазвучали немецкие марши, военные песни и даже государственный гимн ГДР. Основной же темой многосерийного фильма стала песня «С чего начинается Родина», которую специально для съёмок написали Вениамин Баснер и Михаил Матусовский.

К юбилею органов госбезопасности закончить фильм не успели. Владимира Басова регулярно вызывали к начальству и кураторам, ругали, угрожали снятием с ленты и выговорами. Но он никак не мог ускорить процесс: во-первых, из-за бюрократических проволочек, а во-вторых, ускорить означало начать халтурить… Планировали выпустить фильм в прокат в декабре 1967 года, а получилось так, что первые две серии вышли в августе 1968, а ещё две уже в сентябре. Успех был грандиозный, и в списке лидеров за всю историю советского кинопроката «Щит и меч» занял восьмое место.