Государственные тайны фильма «Укрощение огня»

6 сентября 2018

Космические разработки были самой засекреченной темой в СССР, поэтому съёмки драмы «Укрощение огня» проходили под пристальным вниманием органов госбезопасности. Сценаристом и режиссёром первого фильма о советской космонавтике был Даниил Храбровицкий — фронтовик, журналист, автор сценариев к фильмам «Чистое небо» и «Девять дней одного года». Он считал, что для кино самая важная тема — прогресс человечества, а герои должны быть его факелами — освещать путь, вести за собой, ярко гореть и быстро сгорать… В основу драмы «Укрощение огня» легла биография именно такого человека — инженера-конструктора Сергея Королёва. В фильме он фигурирует под именем Андрея Башкирцева, так как настоящие имена работников космической отрасли в то время были государственной тайной.

Главным консультантом фильма стал конструктор Борис Черток, ближайший соратник Сергея Королёва. Он быстро нашёл общий язык с режиссёром, несмотря на то, что их совместная работа сопровождалась нескончаемыми спорами. Черток стремился к правде жизни, Храбровицкий же был связан пристальным вниманием цензуры — ему приходилось работать очень аккуратно, чтобы съёмки вообще не закрыли. Например, конструктор попытался добавить в сценарий рассказ о репрессиях, которым подвергался Королёв, но ему прямо сказали, что для фильма это не имеет никакого значения… Не вошёл в фильм и серьёзный конфликт конструктора с коллегами — нужно было создать образ талантливых идеалистов, объединённых общим делом. Но всё-таки сценарий был серьёзно переписан, а Башкирцев превратился в собирательный образ — его прототипом стал не только Сергей Королёв, а ещё и конструктор двигателей Алексей Исаев. Сам консультант фильма в титрах был указан под вымышленной фамилией Костюк.

Режиссёр допускал художественный вымысел только в личных отношениях героев, а всё, что касалось их работы, стремился снять в реальных условиях космодрома Байконур. Для этого ему пришлось долго пробивать заслоны КГБ, которое курировало весь съёмочный процесс, но в конце концов добился специального допуска и на Байконур, и на ракетный полигон Капустин Яр.
На съёмочных площадках сценарий внимательно читали и вносили свои правки и предложения, правда, касающиеся технических моментов. Большинство замечаний было к декорациям — оборудование командного пункта Байконура и центра управления создавалось специально для съёмок и только отдалённо напоминало настоящее. График съёмок зависел от работы космодрома, а в дни испытаний всю съёмочную группу от греха подальше увозили на рыбалку и шашлыки.

Чтобы в объектив не попадали секретные объекты и сооружения, точки съёмок вычислялись с точностью до миллиметра. Операторам приходилось тяжело — секретным было практически всё, а любое лишнее движение камеры могло стать нарушением госбезопасности. Ради выразительного кадра они то и дело снимали непонятные, но завораживающие конструкции, а потом кураторы со словами «мы даже жёнам не рассказываем про то, что вы тут наснимали» вырезали и уничтожили около 1 000 метров плёнки… Руководители съёмок пытались отстоять хоть что-то, но службы космодрома были непреклонны — любой кадр мог привлечь внимание иностранной разведки. Однако, все старты и аварийные пуски ракет были настоящими, чего не показывали даже в документальных фильмах.

Драма «Укрощение огня» вышла в прокат к 11-летию со дня полёта Юрия Гагарина. В фильме роль первого космонавта сыграл один из консультантов фильма, сотрудник Байконура Анатолий Челомбитько. Он был внешне похож на Гагарина из-за чего постоянно попадал в нелепые ситуации — у него просили автограф, шептались за спиной, пытались познакомиться на улицах. Снимался Челомбитько в знаменитом оранжевом скафандре первого космонавта.

Даниил Храбровицкий

Даниил Храбровицкий

Кирилл Лавров

Кирилл Лавров

Ада Роговцева

Ада Роговцева

Иннокентий Смоктуновский

Иннокентий Смоктуновский

Зиновий Гердт

Зиновий Гердт

Светлана Коркошко

Светлана Коркошко

Игорь Горбачев

Игорь Горбачев

Игорь Владимиров

Игорь Владимиров

Иван Рыжов

Иван Рыжов