← Вернуться к списку

Интересные факты о сериале «Бандитский Петербург»

Название «Бандитский Петербург» придумал криминальный репортёр Андрей Баконин — под таким заголовком выходил цикл его статей об организованной преступности родного города. Он возглавлял Агентство журналистских расследований, был исследователем истории криминала и читал лекции на журфаке, а так же писал популярные остросюжетные романы. Работал журналист под творческим псевдонимом Андрей Константинов.

Первым экранизировать Константинова захотел режиссёр Валерий Огородников. По его просьбе журналист написал сценарий по своим романам «Адвокат» и «Адвокат-2», но денег на съёмки не нашлось, а через какое-то время права на экранизацию у Огородникова выкупил режиссёр Владимир Бортко. Вместе с Константиновым они доработали уже существующий материал, вдобавок был дописан сценарий по роману «Журналист-2». Первый «Журналист» был посвящён работе главного героя военным переводчиком и к сериалу не имел отношения… Главный герой обоих «Журналистов» Андрей Обнорский списан с самого Константинова — он окончил Восточный факультет Ленинградского университета и работал Южном Йемене и Ливии, а потом ушёл в криминальную журналистику.

В роли журналиста Обнорского Андрей Константинов видел только Александра Домогарова, но ему пришлось отстаивать актёра перед режиссёром. Владимир Бортко неожиданно для многих видел в этой роли Дмитрия Нагиева… Сценарист и режиссёр заключили сделку — Обнорского играет Домогаров, но тогда Катю — Ольга Дроздова, которую сценарист не видел в роли роковой женщины. У Кати был реальный прототип, правда сценарист сделал её более хитрой и опасной, чем она была на самом деле.

После выхода первой части под названием «Барон» разразился скандал. По сюжету журналист Обнорский узнает от старого вора, что из Эрмитажа давным-давно похищена ценная картина, а в самом музее висит копия, так же как копии других работ. Это вызвало негодование у директора Эрмитажа, он обвинил Константинова в очернительстве музея и выступил с громким опровержением в СМИ. Завязка сюжета была взята из жизни — в 1985 году сумасшедший посетитель музея выплеснул серную кислоту на «Данаю» кисти Рембрандта, и картина 12 лет находилась на реставрации…

У Барона из первой части сериала был реальный прототип — вор в законе Юрий Алексеев по прозвищу Горбатый. Он был тонким знатоком антиквариата и именно по нему и «работал», а кличку получил за то, что менял внешность, имитировал горб и пускал милицию по ложному следу. Горбатый участвовал в громких антикварных делах, но при этом активно препятствовал вывозу предметов искусства за рубеж. Во время последнего тюремного заключения вор дал интервью Константинову и рассказал о тайнах запасников Эрмитажа… На его роль режиссёр хотел взять Олега Ефремова, но актёр не смог играть по состоянию здоровья, и Бароном стал Кирилл Лавров.

Реальный прототип был и у зловещего Антибиотика. Крёстный отец питерского преступного мира Виктор Павлович Говоров был списан с реального персонажа. Есть несколько версий кто это, но Константинов хранит тайну: «Прототип Антибиотика был одним из самых серьезных людей в Петербурге, и не назову я его только потому, что дружили с ним и артисты, и чиновники самого высокого ранга…» Зато известно, что образ авторитета по имени Гурген был навеян фигурой Отари Квантришвили.

На роль Антибиотика без проб приглашали Михаила Ульянова, но тот не мог сниматься, и тогда так же без проб утвердили Льва Борисова. Антибиотик стал самым главным и ярким персонажем в фильмографии актёра. Лев Борисов старался сыграть его так, чтобы в этом герое — олицетворении зла — чувствовались душа и совесть. Актёр не ожидал, что после выхода сериала он станет кумиром бандитов всей России! К нему походили тёмные личности, благодарили, просили автографы и предлагали услуги…

Кто только не снимался в «Бандитском Петербурге»! И спортсмены, и охранники, и непосредственно те, о ком фильм. У Константинова было множество знакомых в криминальных кругах, и они с удовольствием приезжали сниматься в эпизодах и массовке — развлечься, создать нужную атмосферу, а кое-где и проконсультировать актёров. Ольга Дроздова очень волновалась перед съёмками эпизода с дракой в тюрьме — её соперницей должна была быть девица с криминальным прошлым. В назначенный час девица не приехала, и актриса с облегчением «подралась» с ассистенткой режиссёра.

Ради экономии «Бандитский Петербург снимался» на видеоплёнку — она давала меньшую чёткость изображения, но зато стоила гораздо дешевле. Дублей почти не делали — не зря режиссёр тщательно подобрал опытную актёрскую команду. При этом актёры снимались за копейки, например, исполнитель роли второго плана Олег Басилашвили получал 100 долларов за съёмочный день, а исполнитель главной роли Дмитрий Певцов — 300 долларов, и вместе с Арменом Джигарханяном они были одними из самых высокооплачиваемых актёров.

Музыку к сериалу создал композитор Игорь Корнелюк. Владимир Бортко попросил его писать так, как будто он пишет к мелодраме. Именно так режиссёр и подходил к сериалу, который он даже называл не сериал, а «длинное кино», и не криминальное, а про любовь… После «Бандитского Петербурга» музыка стала настолько популярной, что вокруг «Города, которого нет» постоянно была шумиха — автора обвиняли в плагиате, за песню судились звукозаписывающая компания и создатели мелодий для мобильников, а фигурист Евгений Плющенко сделал под неё произвольную программу.

К третьей части «Бандитского Петербурга» Владимир Бортко переключился на подготовку к съёмкам «Мастера и Маргариты», и режиссёром «Краха Антибиотика» стал Виктор Сергеев. Работа пошла не столь слаженно, половины актёров в новом сюжете уже не было, а в разгар съёмок сериал покинула и Ольга Дроздова — на съёмочной площадке актрису покусала собака, и после лечения она не вернулась. После выхода «Краха Антибиотика» интерес к сериалу стал ослабевать, а сам Константинов был настолько недоволен этой работой, что снял свое имя из титров.




Сообщества телеканала «Дом Кино»